?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

Вообще забавно смотреть, как одна грязная блядь со всех сил отмазывает другую грязную блядь. Оно и понятно, других пропагандонов "у меня для вас нет", сказал им Сурков. Ну и что, что Кургинян политически самоубился? Он проходит по линии окучивания советских патриотов, в него сделаны вложения, значит, он и дальше должен окучивать - никому там наверху особо не интересно, реально он окучит или нет, главное, чтобы галочка была.
Подобное в свое время можно было наблюдать с блядью из другого лагеря Пионером Лжи - все равно, как он обосрался в глазах аудитории, он и дальше продолжил существовать как "русский националист".
И верно, если каждого пропагондона менять после самодискредитации, то менять придется после каждого поста, максимум двух. Пропагондоны товар недорогой, но такого количества в любом случае не напасешься.

И вот грязная блядь Носиков уже который день рассказывает про "Ервандыча", который, конечно, сумасшедший, но хороший. При этом он все менее сумасшедший и все более обманутый.
Сегодня взят новый аккорд:
От себя хочу сказать Игорю Иванычу, что он по возможности не обижался на нас и на Ервандыча. Ервандыча грамотно и подлюче развели. И на старуху бывает проруха.
Полагаю вопрос исчерпанным, галдеж неактуальтным.

Надо таки "русскомолчать" - надеяться из всех сил и делать все, что в силах.

P.S. Вас, Игорь Иваныч, и самого развели. Пока вы Ивана Борисовича Иванова уважали (он наверное "честь имею" здорово произносил) -
он Вас как кондом использовал.

Откуда аккорд площадного хамства в сторону Стрелкова? Стрелков вчера для непонятливых объяснил, что перестал давать сводки потому, что даже те крохи, что РФ дает ополчению, из-за сводок перестали получать. Очень уж наверху неприятно, что он народу рассказывает, что реально происходит. И на днях же он с горькой иронией прокомментировал лечение и отправку домой сотен укров.
Наверху на эти объяснения и комментарии обиделись, и Носиков эту обиду начальства в привычной хамско-гопнической манере ретранслирует.
А куда он денется, если он даже свою (в отличие от него, вообще бездарную) жену в Однаку пристроил и весь их семейный доход оттуда идет?

P.S. Нравится ли мне преклонение Иванова-Лискина перед русскими карателями в Югославии? Нет, конечно, как это может нравиться.
Но, как верно заметил Стрелков, Иванов воюет, и воюет хорошо. А Кургинян, Носиков и я не воюем. Мы только разные вещи здорово произносим.


Многим кажется, что в советской Средней Азии была дикая коррупция, многоженство и т.д.

Георгий Кошлаков за кулисами Советской власти в Таджикистане (воспоминания)
09:04 24.11.2008

Георгий Кошлаков за кулисами Советской власти

Кто бы мог подумать, что бывший президент СССР Михаил Горбачев – профессиональный гипнотизер, а глава Казахстана Нурсултан Назарбаев - отличный тамада, остряк и балагур.

Как жили прежние и нынешние представители высших эшелонов власти? Что пили, чем закусывали, где отдыхали? Как строились их человеческие отношения "за кадром"? Корреспонденты "VIP zone" заглянули за кулисы большой советской политики вместе с Георгием Кошлаковым - экс-зампредом совмина, старшим советником президента РТ, а ныне заведующим кафедрой "экономики и менеджмента" РТСУ.

Дружба

Дружба сдерживалась жестким партийным официозом. Я с этим столкнулся, когда меня впервые назначили на высокую руководящую должность. Это было в далеком 1974 году. Как раз был День геолога, и мы сидели по этому случаю в театре на торжественном мероприятии. Вдруг меня срочно вызывают в ЦК. Ну, думаю, все, приехали! Мысленно распрощался с семьей (шутка) и поехал. Мне объявляют, что я буду начальником Управления геологии Совета Министров Таджикской ССР. Должность очень ответственная, и я, естественно, стал отказываться. Тогда мне говорят: "Ты член партии? Значит, пойдешь туда, куда тебя партия направила". А второй секретарь (был такой московский "засланный казачок" Шитов) стал активно мне внушать, что я, якобы, перехожу из одного состояния в другое. Что это высокая правительственная должность, а потому я должен поменять своих друзей. Вот такая партийная установка! Я наотрез отказался. Благо, Джаббор Расулов меня тогда поддержал, сказал Шитову, что он неправ. Друзей не назначают и не определяют по статусу. Поэтому сказать, что мы в правительстве дружили между собой можно с натяжкой. Так, были приятельские отношения, не больше. Все сдерживалось партийными правилами.

Правила

Правил было слишком много. Вся жизнь была по правилам. Например, нельзя было называть коллег по фамилии. Только по имени отчеству. Ходить нужно было только в костюмах. Мы как-то с К. Махкамовым пришли на одно заседание в украинских расшитых рубашках. Жарко было. Так нам тут же сделали замечание. "Вам хватит 10 минут, чтобы вы поехали и переоделись?" Пришлось ехать. Даже Брежнев во время своего визита к нам был в рубашке, а мы все прели в костюмах, но были при полном параде. Так было положено. Нельзя было детей и родственников возить на служебных машинах. Это позволялось только трем лицам в стране: первому секретарю ЦК, председателю Совмина и председателю Верховного Совета. К служебным делам абсолютно не разрешалось допускать женщин. Моя жена, например, всего два раза позвонила мне по служебному телефону. Если кто-то из членов правительства устраивал свадьбу, нужно было непременно доложить "наверх" и спросить разрешение. Вот так.

Нельзя было никогда и никуда опаздывать, особенно начальству. Вообще, со стороны начальства, особенно вторых секретарей (обычно это были "комиссары" из Москвы), было много забавных инициатив.

Был у нас второй секретарь Петр Лучинский, потом он стал президентом Молдовы. Помню, он всегда громко смеялся над собственными анекдотами. Но как только анекдот рассказывал кто-то другой, он многозначительно замолкал. Так вот, по его распоряжению, каждую пятницу все мы с женами должны были идти на спектакль в оперный театр. Я наотрез отказался. Говорю, каждый день вас всех видеть, да еще и отдыхать с вами? Нет уж! Потом была другая иницатива. Он решил строить дом для членов правительства. Чтобы мы все с семьями там жили. Абсурд! У меня и так была нормальная квартира, хорошие соседи. Ну какая жизнь, если мы по 18 часов работаем, видим друг друга каждый день, да еще и жить, к примеру, в одном подъезде. С ума сойти можно. Слава Богу, что этот дом так и не построили.

Личный кабинет

Когда я стал зампредом Совмина в 1978 году, мне дали кабинет Савченкова. Он показал мне кучу телефонов, штук восемь: "Вот эта правительственная сотка, это городской через секретаря, это - напрямую, это телефон для секретных разговоров "Заря", это – такой-то… А вот этот телефон - его в справочнике нет, дашь его родным", - предупредил Савченков. Только он вышел, я уселся в свое новое кресло. Звонит тот самый телефон, которого нет в справочнике. "Это школа?" - слышу в трубке. "Нет, вы ошиблись". Снова звонок. "Это школа?". "Нет, вы ошиблись, это правительство республики". Опять: "Это школа?" "Да нет же, не звоните сюда больше". Телефон звонил снова и снова. В конец разозленный, я послал этого человека по всем правилам русской нелитературной лекисики. "Аааа… Вот теперь понял!", - промычала трубка и перестала звонить.

Привилегии

Да я бы не сказал, что какие-то особенные привилегии были. Ну были правительственные магазины трех рангов. Чем они были хороши, там было все то, что должно было быть в обычных магазинах, по тем же ценам. Там все было свежее: масло, сыр, колбаса. Особых деликатесов я не припомню. Зато было хорошее пиво и водка. И никогда не было дефицита. Был и магазин промтоваров. Но я там практически никогда не отоваривался. Одежду, как правило, доставали через наших "торгашей" - министра торговли, председателя Потребсоюза и т.д.

Все мы лечились в правительственной больнице. Там и палаты были получше и уход более профессиональный. У меня было несколько служебных автомобилей. "Чайка", "ГАЗ-69", "Волга". Два шофера, работающие посменно. В автомобиле была специальная связь. Вот, пожалуй, и все привилегии.

Банкеты

На банкеты собирались только в особых случаях: например, 50-летие республики, 1 мая, 7 ноября или визит какого-нибудь высокого гостя. В таких случаях обычно устраивался прием на даче Совмина (теперь это резиденция президента). По тем временам столы были, конечно, богатыми. Но по сегодняшним - не очень. От красной и черной икры, как показывают сегодня по телевизору, столы не ломились. Были обычные блюда. Во время чьего-либо визита обязательно национальные – плов, лагман, манты и т.д. Естественно, водка, вино, шампанское. Это до принятия "сухого закона". После него ходить на банкеты стало просто неинтересно. Не банкет, а поминки какие-то. Коммунист не имел права брать в рот ни капли. Начались провокации, наушничество. Все подсматривали друг за другом. Очень многие тогда без вины пострадали. В то время ходила поговорка: "Надо пить под одеялом и закусывать вареным огурцом, чтоб не хрустел". Вот и я так пил - почти под одеялом. И многие в правительстве тоже втихаря выпивали.

Зарплаты

По тем временам зарплаты были неплохие. Первый зампред Совмина, то есть я, получал 830 рублей. Заместитель получал около 600 рублей. Плюс как республиканский депутат я получал еще 100 рублей. Союзные депутаты получали по 200 рублей. Не роскошь, но на жизнь хватало вполне.

Отдых

Мы больше работали. Иногда по 18-20 часов в сутки. Хорошо хоть отпуск был стабильный - раз в год на целый месяц. Тогда я обычно брал льготные путевки в санаторий подмосковья "Сосны", в Крым, или на Иссык-куль. Мне положена была путевка за 30% от стоимости, а жене за 50%. В "Соснах", конечно, был кайф: на 70 человек отдыхающих - 250 человек обслуги! Кино, бильярд, баня, все, что хочешь. На Иссык-куле - рыбалка. Там я пропадал с утра до вечера.

Ну а в обычные выходные иногда с К. Махкамовым и другими коллегами ходили в финскую баню. Скидывались по 10 рублей, и нам там варили курицу. Выпивали по 100 граммов и шли домой. Иногда по выходным ездили одыхать в "Зимчуруд". Это была зона отдыха для министров. Домики, бассейн, бильярд. Для членов бюро ЦК был Харангон.

Романы и женщины

За этим тоже строго следили. Было два варианта. Либо ты ходишь "налево" под большим секретом, с чрезвычайными мерами предосторожности, либо ты не ходишь туда вообще.

Был один случай. Один очень высокого ранга чиновник, пользовавшийся авторитетом, завел любовницу. Она даже родила ему ребенка. Д. Расулов выдвинул ему условие: либо он прекратит, либо его строго накажут. И попросил дать слово, что тот расстанется с любовницей. Но чиновник такого слова не дал. Его исключили из партии. И таких случаев было достаточно. Обычно это просто хорошо скрывали.

Казусы

В Таджикистане была декада русского искусства. К нам приехало очень много известных актеров, певцов, писателей и т.д. Открытие было в Доме политпросвета (ныне "Кохи Вахдат"). Там же были накрыты столы. Рахмон Набиев – первый секретарь ЦК – был тогда в красивом новом костюме. Обедаем мы, значит. Народный артист СССР Всеволод Санаев ест киевскую котлету рядом с Р. Набиевым. И тут он как плеснет жиром прямо на красивый новый костюм первого секретаря. Жалко было костюм. Но ничего, ему тут же привезли новый.

На закрытие декады снова банкет. В. Санаев по 10 раз уже всем рассказал, как он облил жиром первого секретаря. А актриса Соколова ему говорит: "Сева, вот ты треплешься, сейчас опять что-нибудь натворишь". Не успела она закончить, как Санаев вылил на свой парадный костюм весь бараний жир из самбусы. Тут же к нему подошел Р. Набиев, чтобы посмотреть, каково ему теперь...

Заграница

За границей времени не было ни на что. Да и денег не было. Например, когда мы поехали в Лондон нам дали всего по $38 на 5 дней. Своих долларов не было. Я тогда даже не знал как они выглядят. Привозили обычно авторучки, перчатки, однажды я купил себе кассетный магнитофон. Зато инструкций перед поездкой было хоть отбавляй. Обычно перед командировкой политсоветы давали КГБ, Общество дружбы и т.д. Со мной беседовала Валентина Терешкова. Чтобы я уходил от провокационных вопросов, касающихся Советского Союза, не смотрел на западе порно-фильмы, чтобы вел приличный образ жизни советского человека. Как в фильме, помните - "руссо туристо, облико морале"?

Горбачев

В 1989 году в экономике дела шли из ряда вон плохо. Все метались из стороны в сторону, последовательности никакой не было. Началась активная критика М. Горбачева на съездах народных депутатов. На одном из таких заседаний, где участвовал и я, Горбачева раскритиковали так, что все подумали, что его завтра снимут. Одна деталь. На этом заседании Михаил Сергеевич сидел к нам спиной. На следующий день было выступление Горбачева. На редкость сумбурное. Мы вообще не понимали в чем дело, о чем он говорит. Речь была несвязная, нелогичная, никаких фактов. Одним словом, ахинея. На этот раз он сидел лицом к залу. И вдруг зал встает и бурно ему аплодирует, восторгается, люди бегут к нему за автографами. Я спрашиваю Артура Раси-заде (нынешний премьер-министр Азербайджана): "Ты что-нибудь понял из его выступления?" "Нет", - ответил он. За обедом председатель Совмина РСФСР Александр Власов нам говорит: "Да бред это, он просто хороший гипнотизер. Когда он к тебе спиной, ты реально смотришь на вещи, а когда в глаза тебе смотрит, завораживает и ты перестаешь что-либо понимать". Горбачев действительно завораживал. Был у него такой дар.

Ельцин

В 1989 году приехал к нам Борис Николаевич. Я всю неделю провел с ним. Вывод один – очень непоследовательный человек. Поехали мы по объектам. Он с восторгом оценил Нурекскую ГЭС, восхищался Рогуном, дал стройке очень высокие оценки. А когда часом позже на митинге противники строительства ГЭС обратились к нему, он их выслушал и вдруг сказал: "Да, проект сырой, надо подумать". Потом, когда мы ехали в машине, он сказал мне, что это политика такая. А я ответил: "Это не политика, Борис Николаевич, а б...во". Кстати, тогда я не заметил, чтобы он злоупотреблял спиртным. Вел себя вполне адекватно, конечно, выпивал вместе с нами, но держал себя хорошо, глупости не говорил.

Президентские тусовки и чувство юмора

В 1991 году мы полетели в Ашхабад. Тогда решался вопрос, входить или не входить в СНГ. В нашу делегацию входили президент Рахмон Набиев, я и Халифабобо Хамидов. После заседания Сапармурат Ниязов повез нас в пески, в центре Каракумов. Там построили новый совхоз. Поставили 4 юрты, разожгли костры и жарили на них каспийскую осетрину. Кто-то предложил, чтобы с тостом выступили славяне. Каримов предложил сказать слово мне. А тогда как раз были выборы Ислама Каримова. Я встал, пожелал ему стать президентом. А Аскар Акаев вдруг спрашивает: "Разве ты русский? Я всегда думал, что ты таджик". Тогда я под градусом в шутку ответил. Давайте я штаны сниму и покажу. Все покатились со смеху. Только наша делегация сидела надувшаяся и покрасневшая до мочек ушей. Ну не поняли они юмора...

Тогда встал Назарбаев и быстренько все разрулил. Вообще, Нурсултан - шикарный тамада, весельчак и балагур. У него прекрасное чувство юмора!

В том же 1991 году мы были в Ташкенте на совещании мусульманских стран. Был банкет. Тост предложили сказать Исламу Каримову. Тот отказался, и слово взял Назарбаев. Он так шикарно провел вечер...

Как-то еще во время Союза Назарбаев на одном из банкетов сказал такой тост, я его до сих пор помню. Жил-был царь, и была у него дочка. Царь умер и дочь стала царствовать на престоле. Она хорошо правила государством, но не была замужем. Все вокруг говорили, что надо ей выйти замуж. "Хорошо, - сказала царица, - пусть собираются претенденты". Собрали 60 человек, а она говорит: "Я сниму с себя одежду и положу себе на грудь яблоко. Победитель должен саблей это яблоко разрубить пополам. Кто заденет меня, будет казнен. Кто выполнит задание - станет моим мужем!" Никто из женихов не решился на такой эксперимент. И лишь один воин согласился. Разделась царица, положила яблоко на грудь, взмахнул воин саблей и рассек яблоко пополам. Но доктор посмотрел в лупу и обнаружил на теле царицы маленькую капельку крови. Воина увели и казнили. Так выпьем же за то, что пришла Советская власть и прекратила это безобразие!

...И вот на этом банкете в Ташкенте Назарбаев опять говорит этот же тост. А рядом поставил столик с коньяком и водкой и сказал: если кто-то во время тоста будет себя плохо вести, будет пить штрафную. И вот он начинает говорить тот же тост, а я думаю, как же он закончит, ведь СССР уже нет. А он сказал: "Так выпьем же за перестройку, которая пришла и прекратила это безобразие!" Я в силу своей наглости ему крикнул: "Нурсултан Абишевич, так вы же в советское время тост по-другому закончили!" А он отвечает: "Да? Иди, пей штрафную!"

Досье

Георгий Вадимович Кошлаков родился в 1936 г. в Свердловске (Екатеринбург). В 1958 г. с отличием окончил геолого-разведочный факультет Среднеазиатского политехнического института в Ташкенте. В 1966 – главный инженер Южной геофизической экспедиции в Таджикской ССР. В 1974 году – начальник Управления геологии Совета Министров РТ. В 1984 – первый заместитель председателя Совета Министров Таджикской ССР. в 1991 – министр по делам промышленности и сырьевых ресурсов. в 1991 – 1992 – председатель Госкомитета по экономике и прогнозированию. В 1996 – старший советник президента РТ. С 2001 г. – заведующий кафедрой экономики и менеджмента РТСУ, доцент.